Четырехлетний Эдик всерьез озадачил родителей своей неправдивостью. Взяв мамину линейку, он нечаянно сломал ее. Что делать? Его сразу охватило беспокойство. Посмотрел вокруг, вроде никто не видел. Папа читает книгу, а мамы в комнате нет. Испуганно озираясь, он бросил линейку за диван и тут же успокоился. Через некоторое время, убирая комнату, мать обнаружила линейку и спросила в недоумении: «Кто сломал?» Мальчик без тени смущения сказал: «Это не я, мама. Не я сломал линейку».— «А кто же?!» - «Не знаю, мама».


Родители оказались перед выбором: или «разоблачить» и осудить ребенка, или выбрать какой-либо иной путь воздействия на него. Первая мера (как показывает опыт) могла привести лишь к отрицательному результату. Ведь ребенок скрыл от родителей свой проступок потому, что его раньше сурово осуждали за порчу вещей. Если бы родители продолжали наказывать малыша за подобные проступки, лживость могла укрепиться и стать устойчивой чертой характера, так как ребенок все больше убеждался бы в том, что единственный путь избежать неприятностей - обмануть взрослых.


Родители решили воздействовать на ребенка косвенной оценкой. Но по всему было видно, что предстоит длительная и сложная воспитательная работа. Ведь Эдик не имел никакого представления о правдивости и обмане. А между тем практически он уже накопил некоторый опыт нечестного поведения - опыт, которому взрослые раньше не придавали значения. Кроме того, трудность заключалась еще в том, что признание вины перед родителями требовало от ребенка большого психического напряжения: сообщая о своем проступке, он рисковал быть осужденным.

 

 

Это внушало ему страх, отрицательное отношение к проявлению правдивости Поэтому нужно было пробудить у ребенка такие мотивы, которые заставили бы его сознаться, а именно: внушить ему, что правдивостью можно гордиться.

Воздействие на эмоциональную сферу ребенка начали с рассказа специально сочиненных коротеньких сказок. (Малыш очень любит сказки и рассказы, как и все дети этого возраста, и готов слушать одно и то же десятки раз.) Вот короткое содержание одной из этих сказок «Дядя Шофер (ребенок шоферов очень любит) приехал на машине в лес, взял в руки ружье и отправился искать Бабу Ягу, чтобы наказать ее за то, что она унесла мальчика (недавно читали сказку «Гуси-Лебеди»).


В отсутствие Дяди Шофера подошел к машине Серый Волк (который для мальчика давно уже стал «нехорошим»), забрался в кабину и сломал руль. Вскоре возвратился Дядя Шофер и, заметив поломку, спросил: "Кто сломал руль?"

Но Волк, «нехороший», "трусливый", ответил ему, что это не он сломал руль, - обманул. Дальше идут описания того, как Дяде Шоферу было плохо со сломанным рулем, а в связи с этим резко осуждаем и Волк-обманщик.


Чтобы придать большую привлекательность правдивому поступку, сочинили четвертую сказку: мальчик, сломавший линейку, говорит сам своей матери об этом. «Какой он молодец! Не испугался - сам сказал», - комментирует папа. Следующая беседа оказалась решающей и привела к развязке. «Наверно, - говорит папа, - нашу линейку тоже сломал не плохой мальчик. Если он не трусливый, он тоже сам скажет, что сломал. Ты не знаешь, кто сломал мамину линейку?» - обращается папа к Эдику. Мальчик сидит в полном смятении: то посмотрит на папу встревоженными глазами, то опустит голову вниз, ерзая на стуле. Растерянная улыбка то и дело сменяется серьезным выражением лица.

 

 

«Кто, интересно, нашу линейку сломал?» - повторяет еще раз папа. Мальчик смущается еще больше, он уже не в состоянии смотреть на отца и, наконец, говорит еле слышно: «Я что-то тебе скажу на ухо». - «Давай скажи!»— ласково, но серьезно отвечает отец. Ребенок подходит к отцу, то улыбаясь страдальчески, то закрывая лицо руками, никак не решаясь выговорить слово. Отец его подбадривает. Мальчик, наконец, прижимается к его уху и что-то шепчет, звуков речи не слышно. Ребенок настолько смущен, что не в состоянии громко говорить. Папа его непрерывно подбадривает, но только при шестой попытке мальчику удается кое-как сообщить: «Я сломал». Он тотчас возбужденно отбегает в сторону и закрывает лицо.


Таким образом, Эдик, хотя и с большим трудом, но сам сознался в своем проступке. Но главное в том, сможет ли он дорасти до той ступени нравственного развития, когда признание совершается без напоминаний, по внутреннему побуждению? Забегая вперед, скажем, что путь Эдика к правдивости оказался трудным и многосложным. Прошло более десяти месяцев, пока он научился самостоятельно сознаваться в совершенных им проступках.


Положительно-эмоциональное отношение к правдивым поступкам формировалось, как мы убедились, с помощью косвенной оценки. Мальчик начал понимать, что правдивостью можно гордиться. Кроме того, взрослые выражали вслух уверенность в том, что он хороший мальчик и никогда не обманывает. Это было необходимо для поддержания детского самолюбия, чтобы ребенок считал себя правдивым человеком и научился стыдиться обмана. Вот описание двух последних случаев, после которых ребенок часто начал сознаваться в своих проступках без напоминаний.

 

 

Вечером перед сном Эдик - ему уже исполнилось четыре с половиной года - говорит папе: «Я завтра воспитательнице скажу, что не болел. А то меня не пустят в детский сад». (Мальчик три дня пробыл дома из-за болезни.) «Обманывать нельзя, - отвечает папа. - Надо всегда говорить правду. Ты же знаешь, что обманывают только плохие мальчики». Ребенок умолкает, как бы вспоминая о чем-то, а потом говорит: «Папа, я сегодня ел смородину. Мне Вова дал. Я и маме сказал об этом сам». Оказывается, что утром у мальчика был конфликт с мамой. Он не хотел говорить, что у него во рту. Лишь после длительного разговора, когда она сказала: «Маме надо все говорить. Так нельзя», - мальчик произнес нехотя: «Смородина». Этот случай ребенок и сообщил папе. Через несколько дней Эдик без разрешения достал из ящика стола мамины парфюмерные принадлежности и разбил одну бутылочку. Затем прибежал к папе: «Смотри, я разбил.. Я же не заметил. Не хотел же я разбить». Папа сделал ему замечание, закончив разговор с сыном словами: «То, что сам сказал, не струсил, хорошо». Это обрадовало мальчика. Он долго еще потом повторял, довольный: «Видишь, сам сказал, я не обманываю, сам всегда говорю».


Нужно отметить, что на сей раз признание Эдика было решительным, без резко выраженной стыдливости. Однако следует сказать, что для Эдика «не обманывать»— это прежде всего сказать самому об испорченной им вещи. Другие случаи обмана: сказать небылицу, прихвастнуть, исказить тот или иной факт и т. п. еще далеко не всегда осознаются им как ложь.
Это, конечно, легко объяснимо, если учесть специфику индивидуального опыта мальчика. Воспитывая ребенка, взрослые оценивали главным образом такие проявления правдивости и обмана, которые были связаны именно с порчей вещей.
Таким образом, под влиянием специально организованных оценочных воздействий и упражнений в правильных поступках у ребенка наметилась новая тенденция - говорить правду. Он стал положительно относиться к правдивости. Однако случай с Эдиком еще раз свидетельствует о том, насколько трудно воспитать правдивость у ребенка, если он накопил хотя бы небольшой опыт отрицательного поведения.

Разумеется, оценивая результаты работы с мальчиком, не следует упускать из виду то обстоятельство, что в данном случае мы имеем дело с проявлениями сложного нравственного качества, которое можно развить лишь в течение многих лет. Надо учесть, что когда ребенок проявляет другие отрицательные моральные качества, например эгоизм, невыдержанность, это обычно замечается взрослыми.

 

 

Следовательно, его может удержать от плохого поступка желание избежать осуждений и насмешек. Иначе обстоит дело, когда у малыша есть возможность скрыть от других свой проступок. При этом его неправильные действия могут быть и не осуждены.
Поэтому угроза осуждения не будет фактором, удерживающим его от аморального поступка, от лжи. А что же тогда может побудить его сказать правду? Стремление заслужить одобрение родителей? Но этого мало для того, чтобы каждый раз сообщать взрослым о своих неблаговидных делах и просить у них прощения. Ведь еще неизвестно, чего больше следует ожидать - похвалы или осуждения. Внутреннее отношение к правдивости у дошкольников еще только формируется. Оно недостаточно устойчиво, чтобы систематически побуждать их к совершению честных поступков. Вот почему трех-пятилетний ребенок, даже хорошо воспитанный, иногда может утаить от родителей свои плохие поступки.


Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Внимание

Простая снежинка из бумаги

Объемная (3D) снежинка из бумаги

Петух из бумаги на 2017 год

Еще "British Bulldog"


2015 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2014 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2013 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2012 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2011 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


Еще "Русский медвежонок"


2015 год


Для учителя
2-3 класс
4-5 класс
6-7 класс
8-9 класс
10-11 класс



Еще "Кенгуру"


Кенгуру 2015


2 класс
3-4 класс
5-6 класс
7-8 класс
9-10 класс


Кенгуру 2015


4 класс (выпускникам)
9 класс (выпускникам)
11 класс (выпускникам)


Кенгуру 2014


2 класс
3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 10 класс


Кенгуру 2013


2 класс
3-4 класс
5-6 класс
7-8 класс
9-10 класс


2012 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 10 класс


Еще "Золотое руно"


2016 год


3-4 класс
5-6 класс
7-8 класс
9-11 класс


2015 год


3-4 класс
5-6 класс
7-8 класс
9-11 класс


2014 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2013 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


Меню сайта

Главная страница

Учебные материалы