Типично для анализируемых семей сотрудничество в домашнем труде. Оно, как правило, от начала до конца строится на основе дружеской взаимопомощи. Ребенок при этом впервые по-настоящему чувствует себя в роли равноценного, ценимого и уважаемого партнера по совместной деятельности. Проявление взрослым неподдельной заинтересованности в участии ребенка и обращение с ним как с полноправным участником общего дела создают атмосферу близости между всеми членами семьи, усиливают привязанность малыша к взрослому.

 

Следует особо подчеркнуть, что в ситуациях взаимодействия ребенка в семье важны не результаты деятельности, а именно переживания, порождаемые самим процессом деятельности. Воспитательные возможности сотрудничества дошкольника в домашнем труде далеко выходят за рамки задач трудового воспитания, Недооценка этого лишает взрослого возможности использовать достаточно простое и в то же время эффективное средство формирования у ребенка способности эмоционально откликаться на переживания другого.

В семьях, отнесенных нами к первой группе, умение полноценно использовать сотрудничество в целях воспитания у ребенка гуманного отношения к родным, отмечено лишь в одном случае. Остальные четыре семьи, организовывая сотрудничество с сыновьями и дочерьми в домашнем труде, видели в этом лишь средство трудового воспитания. Характеру эмоциональных взаимоотношений, как подтверждают сами взрослые, они не придавали особого значения.

Предлагая родителям свои «домашние задания» (согласно методике исследования), мы предварительно проводили индивидуальные консультации, подробно объясняли процедуру каждого задания и его направленность. Уже на консультациях родители данной группы проявили глубокую заинтересованность нашими заданиями: «Мы знаем, что очень важно заниматься воспитанием чувств, а поступаем часто вопреки тому, что знаем. И даже сразу вроде видим свои ошибки, но, к сожалению, и в следующий раз по инерции поступаем опять же неверно»,— говорили они и добавляли — почаще давайте именно такие домашние задания.

 

Как же вели себя дети, включенные в заданные взрослыми ситуации общения?

В трех семьях (из пяти) дети охотно откликались на предложение потрудиться вместе, постоянно проявляли активность в общении, в поисках возможного взаимодействия со взрослыми. Нарочитая (согласно условиям эксперимента) сдержанность взрослого в ответ на активность ребенка в двух семьях вызвала ярко выраженное удивление и недоумение.' Вот один из примеров. Мама Оксаны, предложив дочке убрать в комнате, сразу занялась своим делом. Оксана оставила свои занятия и подошла к маме.

Застыла в ожидании (привычка договариваться, распределять обязанности). Видя, что мама не реагирует, спрашивает: «Мама, а что будем делать?» — «Убирать!» — весело, но не отвлекаясь от дела ответила мама. Оксана, помолчав: «А мне что...» — «А ты сама подумай и сообрази, что нужно делать». Оксана отошла, постояла, взялась за книги на столе, сложила их аккуратно и быстро.

Посмотрела вокруг, потом тихо говорит: «Мама, а ты что обиделась на меня? Я же убираю с тобой».—«А с чего ты взяла, что я обиделась?» —- «А чего ты молчишь и не смотришь на меня?» — осторожно спросила девочка. «Я просто хочу побыстрее убрать»,— ответила мама и весело улыбнулась. В ответ на это Оксана подошла к ней и прижалась: «Можно, я помогать тебе буду?». Дальше уже мама не смогла отказать девочке в общении. Оксана щебетала все время. Мамину похвалу восприняла с нескрываемой радостью, даже расцеловала маму.

 

Положительная оценка близкого в выразительной форме вызывает у детей с таким опытом внутрисемейного общения удовлетворение и повышение эмоциональной активности в адрес взрослого (ласковый взгляд, улыбка, проявление ласки или желания быть рядом, хотя сотрудничество кончилось и можно распоряжаться собой свободно). Уважительное отношение ко взрослому отмечается у детей и в ситуации «занятости родителей».

Правда, не всегда дети могли выдержать 20 минут без контакта с близким взрослым и нарушали договоренность, но осторожно, вежливо: «Мама, пожалуйста, только посмотри, правильно я написала букву», «Я никак не могу нитку вдеть, помоги мне, пожалуйста». Иногда ребенок просто подходил и стоял рядом в ожидании, когда взрослый обратит на него внимание.

Характерная особенность этих детей — тонкая чувствительность к оценке взрослого. Наиболее яркие и глубокие переживания отмечаются в ответ на похвалы, особенно в форме прямой оценки личности («Вот умница моя», «Молодец, спасибо!»), и ребенок опять старается заслужить высокую оценку.

 

Наиболее типичная форма поведения детей в семьях первой группы в ситуациях, когда они в чем-то провинились,— выражение чувства неловкости ребенка перед близким (пытается оправдаться, сгладить отрицательный момент случившегося, либо сразу извиняется, признавая себя виновным). В таких случаях взрослые не прибегают к оценкам, а просто помогают ребенку исправить положение (убрать самому, вычистить испачканную одежду, сделать все-таки то, что пообещал и забыл).

 

Ребенок при этом очень быстро освобождается от чувства неловкости и все опять идет своим чередом. Иным было поведение этих детей в ситуациях, когда взрослые в ответ на их ошибки выражают свое огорчение, неудовлетворение. Поведение ребенка свидетельствует о том, что на него действует именно переживание взрослого.

Лишь справившись со своими переживаниями и, по-видимому, специально выждав время, пока взрослый остынет, ребенок начинает налаживать контакты, старается угадать желание взрослого, следит за своим поведением, наконец, прямо выражает свое желание «помириться»: «Ты еще на меня сердишься? Я же не хотел... Так вышло...» В подобных ситуациях ребенок совершенно безошибочно улавливает изменения в переживаниях взрослого, будучи в этом заинтересован.

 

Не менее сильными были переживания детей в ситуациях отрицательных оценок взрослых, особенно высказанных в обидной форме, с оценкой личности ребенка («Фу, какой плохой мальчик», «Мне стыдно, что у меня такой сын.»).

Мы специально задавали такую форму отрицательной оценки: нас интересовала именно реакция ребенка в подобных ситуациях. Наши наблюдения, беседы с родителями подтвердили, что и в этих семьях бывают случаи, когда взрослые под влиянием субъективных обстоятельств «срываются» и «выдают» подобные оценки. Причем в младшем возрасте дети не ощущают разницы в форме порицания. Резко изменяется восприятие ребенком разных форм оценки близких где-то к пяти годам.

Отрицательные реакции взрослых, выраженные в обидной для ребенка форме, как бы парализуют его. Очевидно, что ему неприятно, очень обидно слышать плохое о себе от взрослого. Малыш старается уйти от контакта со всеми на какое-то время, однако занять себя ничем не может.

В условиях нашего исследования взрослые не выдерживали более 10 — 15 минут и всегда первыми начинали разговор с сыном или дочкой. Обычное поведение ребенка восстанавливалось значительно медленнее, чем тогда, когда взрослые только огорчались по поводу его оплошностей или шалостей.

 

Для детей анализируемой группы семей свойственно активное отношение к общению с близкими взрослыми. В большинстве случаев здесь родители серьезно относятся к содержанию общения с детьми, оценивая его как важный фактор развития ребенка. Отмеченные выше особенности проявления дошкольниками эмоционального отношения к близким взрослым дают основание утверждать наличие у детей из семей, отнесенных нами к первой группе, стойкого чувства привязанности к родителям.

Ребенок хорошо ориентируется в степени расположения к нему взрослого, правильно оценивает настроение, распознает эмоциональное состояние, легко заражается переживаниями близкого человека и выбирает вполне адекватный способ собственного поведения (правильно чувствует, когда нужно снизить активность, помолчать, а когда нужно и можно предложить помощь).

Вот, к примеру, выписки из протоколов беседы с этими детьми.

Саша:
— Дома я чаще всего играю с папой. Он тоже очень любит все мои игры, Мы играем вечером. Каждый день, Только когда у папы неприятности на работе и он расстроен, мы не играем.
— А как ты узнаешь, что папа расстроенный приходит?
— А я встречаю его с работы и вижу сразу. Или он за мной в садик приходит и я тоже вижу. Он не смеется и ничего не говорит.
— А чем ты занимаешься, если с папой не играешь?
— А я сам тогда или телевизор смотрю, или книжки люблю смотреть.
Аня:
— Я маме помогаю делать дома все, что она делает. — Мама тебе поручения дает?
— Не только поручения. Это когда я в другой комнате сижу, играю, она зовет меня. А так я всегда с ней: что она начинает делать, то и я. Она мне все-все разрешает, даже машину стиральную включать, только при ней.

Примечательно, что все пятеро детей из семей данной группы ответили, что не любят играть одни, при этом они отдавали предпочтение близким взрослым, а не друзьям во дворе. (Я в детском саду играю с друзьями, дома люблю с папой быть».)

 

Как правило, в таких семьях не бывает конфликтов между взрослыми и детьми из-за непослушания либо нарушения норм и правил поведения. «А я маме расскажу, как все это получилось: она не ругает, если не специально»,— объясняет Аня подругам в ответ на их слова: «Аня, ой как ты сильно испачкалась! Что мама скажет за платье?» У взрослых в таких семьях обычно одна трудность — дефицит времени для общения с ребенком: «Если время есть, совсем не тяжело с ним, всё можно объяснить и он всегда послушает, поймет. А вот когда, торопясь, сам «срываешься», в ответ — каприз, раздражение ребенка».

Таким образом, стиль внутрисемейных взаимоотношений в семьях первой группы создает у детей опыт эмоциональных контактов, преимущественно окрашенных положительными чувствами, что и является прочным фундаментом в формировании стойкого к старшему возрасту чувства эмоциональной привязанности к близким взрослым.

Такой характер взаимоотношений с членами семейного коллектива находит свое отражение и в сфере взаимоотношений ребенка в коллективе детского сада (с детьми и взрослыми). Из пяти исследуемых детей двум свойственна яркая выраженность коллективистских проявлений: они общительны, дружелюбны, умеют проявить сочувствие и содействие по собственной инициативе.

 

У этих детей нет привычки жаловаться на товарища (даже в ситуации, когда они оказываются пострадавшими). При достаточно тонкой чувствительности в сфере взаимоотношений дети легко умеют прощать обиды, быстро налаживают отношениях товарищами. В их адрес практически нет жалоб от сверстников.

Во всех событиях группы они отличаются высокой активностью. Чувствительны к оценке взрослых, очень переживают неудачи, ошибки, могут по своей инициативе переделать все заново. Остро реагируют и на отрицательную оценку, данную сверстниками: пытаются защитить, утешить, помочь исправить положение. Любят выполнять главные роли, сами объявляют желание быть «бригадиром» в условиях коллективной деятельности, неплохо справляются с этой ролью.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Внимание

Простая снежинка из бумаги

Объемная (3D) снежинка из бумаги

Петух из бумаги на 2017 год

Еще "British Bulldog"


2015 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2014 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2013 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2012 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2011 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


Еще "Русский медвежонок"


2015 год


Для учителя
2-3 класс
4-5 класс
6-7 класс
8-9 класс
10-11 класс



Еще "Кенгуру"


Кенгуру 2015


2 класс
3-4 класс
5-6 класс
7-8 класс
9-10 класс


Кенгуру 2015


4 класс (выпускникам)
9 класс (выпускникам)
11 класс (выпускникам)


Кенгуру 2014


2 класс
3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 10 класс


Кенгуру 2013


2 класс
3-4 класс
5-6 класс
7-8 класс
9-10 класс


2012 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 10 класс


Еще "Золотое руно"


2016 год


3-4 класс
5-6 класс
7-8 класс
9-11 класс


2015 год


3-4 класс
5-6 класс
7-8 класс
9-11 класс


2014 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2013 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


Меню сайта

Главная страница

Учебные материалы