Вот примеры.

Виталий (3 г. 6 м.) на протяжении всей прогулки получал от воспитательницы замечания за то, что толкал детей, отнимал у них игрушки, снимал с мальчиков шапочки. Когда воспитательница попросила Виталика подойти к ней, он отказался. Тогда она сама подошла к ребенку — взяла его за руку и стала пояснять, что так вести себя нельзя, что она недовольна его поведением. При этом на ее лице было ярко выражено недовольство (лицо нахмуренное, взгляд строгий, в интонации голоса осуждение).

 

После такого общения ребенка с педагогом мы проводили с ним беседу, целью которой было выяснить — различает ли, понимает ли малыш эмоциональные проявления воспитательницы (довольна она или недовольна его поведением). Оказывается, у Виталия не было никаких сомнений, он сразу ответил: «Л. И. была мной довольна», назвать же признаки, по которым он это определил, мальчик не смог.

Похожие ответы мы получили от него и во многих других аналогичных ситуациях. Это свидетельствует о том, что ребенок самостоятельно не замечает изменений в поведении воспитателя, не выделяет, не распознает эмоционально-выразительных признаков, свидетельствующих о наличии переживаний у взрослого.

Вместе с тем, были выявлены дети, проявлявшие особую чувствительность именно к эмоционально-экспрессивным влияниям воспитателя, они четко различали их, правильно называли их признаки. Даже в случаях, когда воспитатель персонально к ним и не обращался, а высказывал обиду всей группе,— дети настаивали на том, что воспитательница была недовольна именно ими, указывали на причину недовольства.

В результате наблюдения и последующих бесед с детьми было установлено, что переживания воспитателем недовольства не различали 37,5 % детей младшего и 34,4 % среднего дошкольного возраста, тогда, как переживания воспитателем радости, удовольствия различались без исключения всеми детьми.

Кроме материалов наблюдения за поведением ребенка во время его пребывания в детском саду, мы использовали также данные различения и понимания детьми эмоциональных проявлений недовольства педагогом их поведением, полученные в условиях специально организованного совместно с воспитателем педагогического эксперимента. Суть его заключалась в том, что педагог несколько раз проигрывал ситуации намеренного недовольства поведением детей.

Приведем пример содержания одной такой экспериментальной ситуации: воспитательница в конце недели давала детям задание — нарисовать дома самостоятельно красный флажок и обязательно принести рисунок в понедельник, чтобы украсить групповую комнату к празднику. В понедельник некоторые дети рисунок не приносили (потому что забывали выполнить задание).

Воспитательница ярко (мимикой, жестами, интонацией голоса) выражала свое недовольство отношением детей к ее поручениям: «Я вами недовольна, вы меня обидели тем, что так безответственно отнеслись к заданию». Потом педагог с каждым ребенком выяснял, почему тот не выполнил задание.

Результаты показали, что не распознавали, не понимали переживания воспитателя, его обиду, недовольство именно в таких ситуациях — 28,1 % детей среднего и 30,5 % младшего дошкольного возраста. По материалам наблюдений и педагогического эксперимента мы выделили следующие уровни понимания и различения детьми эмоциональных проявлений воспитателя в процессе общения с ним.

 

Высокий уровень — дети сразу, самостоятельно замечают и различают эмоционально-экспрессивные проявления воспитателя, умеют описать его эмоциональное состояние, дать верное толкование, хорошо ориентируются в оттенках экспрессии взрослого; средний уровень — дети частично различают эмоциональные переживания воспитателя, но не могут назвать признаки и описать эмоциональные проявления воспитателя; низкий уровень — дети самостоятельно не различают, не замечают, не выделяют эмоциональных экспрессии воспитателя.

Наблюдения показали, что большинство воспитанников младшего дошкольного возраста самостоятельно не различают, «не замечают», «не видят» эмоциональных экспрессии воспитателя. Дети среднего возраста узнают эмоциональные проявления педагога частично; они хотя и дифференцируют его эмоциональные состояния, но описать, а также выделить экспрессивные признаки еще не умеют.

Рассмотрим теперь, влияет ли коммуникативная активность детей на различение и понимание ими эмоциональных проявлений воспитателя. Было установлено, что дети с высоким уровнем коммуникативной активности намного лучше, чем их сверстники, различают эмоциональные проявления взрослого, понимают его эмоциональные переживания, тонко различают оттенки их экспрессии. Так, Аня (3 года 5 мес.) на вопрос, была ли сегодня воспитательница ею довольна, сразу ответила: «Нет. Не была. Я себя плохо вела, все время смеялась, баловалась». На вопрос, а как же она узнала, что воспитательница была ею недовольна, девочка уверенно ответила: «Она громко говорила, смотрела на меня строго, сердито, не улыбалась. Лицо ее очень хмурое».

Следует подчеркнуть, что коммуникативно-активные дети очень чутко улавливают эмоциональные проявления воспитателя и реагируют на них не только в случаях прямого обращения к ним, но и тогда, когда эти влияния в основном адресуют другим детям.

 

Дошкольники со средним уровнем коммуникативной активности, хотя в целом и различали эмоциональные проявления воспитателя (могли отличить одно эмоциональное проявление от другого), но не умели описать их, дать им правильное толкование, не выделяли оттенков экспрессии, были нерешительны при описании эмоциональных проявлений воспитателя.

Дети, с низким уровнем коммуникативной активности, самостоятельно не замечали, не различали эмоциональных проявлений воспитателя.

На вопрос взрослого «Как ты узнаешь, доволен ли воспитатель твоим поведением или нет?» дети отвечали: «А я не знаю, как», «Не умею», «Не понимаю», «Не хочу» и т. д. Эмоционально — экспрессивные проявления воспитателя при каждодневном общении с такими детьми не оказывали влияние на их поведение.

Какие же конкретно показатели эмоциональных экспрессии воспитателя выделялись коммуникативно-активными детьми? Прежде всего, следует отметить эмоциональную окраску словесного влияния взрослого. Младшие дошкольники, например, ориентировались в основном на интонации голоса.

Перечисляя признаки эмоций, по которым они определяли «настроения» взрослых, малыши объясняли: воспитательница говорила «строго», «зло», «сердито», «очень громко», «кричала» и т. д. Меньше всего младшие дошкольники ориентировались в мимике и жестах, только 9 % указывали на мимические проявления эмоций (улыбка, веселые или грустные глаза).
Дети среднего дошкольного возраста уже активно реагировали не только на содержание и интонацию речи взрослых, но и на их жесты и мимику.

 

Изучение особенностей восприятия и понимания эмоциональных проявлений воспитателя старшими дошкольниками показало, что эмоциональная сторона поведения воспитателя являлась показателем его отношения для 65 % детей, а 35 %, ориентируясь на содержание воздействий, не выделяли экспрессивных средств. Например, были дети, которые не различали эмоции по мимике, не могли разобраться в их оттенках, при описании портретов людей ограничивались лишь перечислением внешних признаков лица: нос, рот, глаза, шея, голова.

Рассматривая картинку с изображением воспитательницы, недовольной поведением мальчика, Алла (6 лет) сказала: «Воспитательница пришла и говорит мальчику, чтобы он отдал машинку товарищу, потому что тот взял ее первый...». На вопрос, как же можно узнать, что воспитательница недовольна мальчиком, Алла отвечала: «А как же, мальчик играл машинкой, а этот подошел и забрал у него игрушку. Воспитательница и говорит детям, что они плохо себя ведут. Нужно вначале спросить, а не вырывать из рук». Аналогично отвечала она и при рассмотрении других картинок, изображающих разное эмоциональное состояние воспитательницы. Это свидетельствует о том, что и среди старших дошкольников есть дети, не выделяющие эмоциональную сторону поведения взрослого и, естественно, не ориентирующиеся на нее в своем поведении.

 

Характеризуя этих воспитанников, педагоги отмечали их равнодушие, безучастность, отсутствие реакции на замечания, требования без дополнительных усилий воспитателя.

Предыдущая глава   Оглавление   Следующая глава

Внимание

Простая снежинка из бумаги

Объемная (3D) снежинка из бумаги

Петух из бумаги на 2017 год

Еще "British Bulldog"


2015 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2014 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2013 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2012 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2011 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


Еще "Русский медвежонок"


2015 год


Для учителя
2-3 класс
4-5 класс
6-7 класс
8-9 класс
10-11 класс



Еще "Кенгуру"


Кенгуру 2015


2 класс
3-4 класс
5-6 класс
7-8 класс
9-10 класс


Кенгуру 2015


4 класс (выпускникам)
9 класс (выпускникам)
11 класс (выпускникам)


Кенгуру 2014


2 класс
3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 10 класс


Кенгуру 2013


2 класс
3-4 класс
5-6 класс
7-8 класс
9-10 класс


2012 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 10 класс


Еще "Золотое руно"


2016 год


3-4 класс
5-6 класс
7-8 класс
9-11 класс


2015 год


3-4 класс
5-6 класс
7-8 класс
9-11 класс


2014 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


2013 год


3 - 4 класс
5 - 6 класс
7 - 8 класс
9 - 11 класс


Меню сайта

Главная страница

Учебные материалы